Алкоголь. Фальшивый хмель (отрывок из книги: «Осторожно! Вредные продукты»)

Пятница, 14 Май, 2010

ПЬЕМ И НЕ КРАСНЕЕМ

Разные государства одинаково бились с «зеленым змием», а именно – запретами. Например, в истории США «сухой закон» – это целая эпоха. Начало ей послужило вступление США в 1917 году в Первую мировую войну: конгресс запретил продажу хмельного военнослужащим и представил на утверждение штатам Восемнадцатую поправку к конституции, запрещающую торговлю спиртным. В январе 1919 года поправка была ратифицирована всеми 36 штатами (на 1919 год). 16 января 1920 года – начало действия «сухого закона», причем, «закон Волстеда» был принят конгрессом вопреки вето президента Вильсона.

По иронии, несмотря на всю свою спорность, именно «сухой закон» способствовал возрождению и последующему процветанию США. После «черного вторника», 29 октября 1929 года, Великая депрессия разорила страну, принеся с собой безработицу, банкротство, нужду. Кризис достиг апогея в начале 1933 года, когда закрылись двери последних уцелевших после «вторника» банков. На тот момент наличные деньги были только у бутлегеров, которые и вложили их в подъем экономики страны.

Все же есть различие между Россией и США: если российские нувороши в 90-х годах перекачивали капитал на Запад, то американские в 30-х его никуда не вывозили, в патриотизме им не откажешь.

В России трезвеннические движения начались раньше, чем в Америке. В журнале «Современник» за 1859 год помещена статья Н.А. Добролюбова об обществах трезвости. Но были они формальными и в дальнейшем распались сами по себе. Первое действенное общество трезвости в России было создано в Санкт-Петербурге в 1890 году и только через пять лет – в Москве.

На второй день Отечественной войны (так тогда называлась Первая мировая), 2 августа 1914 года правительство России вынесло постановление о прекращении продажи алкоголя населению и о производстве этилового спирта исключительно для медицинских целей и нужд фронта.

Но исключительно советское ноу-хау в борьбе за трезвость – это секретное постановление ГКО, которое Сталин подписал 30 октября 1941 года «О торговле в г. Москве». Первое положение его гласило: «Продажу водки и вина в г. Москве формально не воспрещать, а на деле прекратить». Все же алкогольная стимуляция «работников тыла» во время войны приобрела колоссальный размах. В связи с этим, в грозном 1943 году у Павелецкого вокзала в Москве открывается первый в СССР вытрезвитель.

Очередные «мудрые» решения ЦК КПСС вышли 7 мая 1985 года «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения» и следом (16 мая) – «Об усилении борьбы с пьянством». Итог: обитатели 1/6 «сухой» части планеты давилось в очередях за водкой, а если и входили в магазин, то только вместе с дверями. Вопреки указам расцвело самогоноварение, спекуляция и, как следствие, массовые отравления суррогатами. Спохватились только в 1990 году и постановление отменили.

Но пятилетие абсурда, антиалкогольной истерии в СМИ и пропаганды «безалкогольных баров» не прошли даром: сформировалась целая индустрия нелегального «производства» и «бутилирования» суррогатов. И с началом 90-х годов, Россия заливается гидролизным спиртом с несуществующей в природе, но хорошо известной россиянам, торговой маркой «Royal». Все помнят то время: водка в магазине продавалась по карточкам и свободно у любой станции метро. С того времени и поныне хорошо реализуется бесчисленные «Smirnoff», «Столичные» и т. п. «напитки» таинственного происхождения и смутного качества. Правда, надо отдать должное контролирующим организациям: прошло всего лишь! десять лет и продажа «левой» водки значительно сократилась.

Ныне алкоголь доступен всякому в любое время и даже по любой цене. Доступность водки лишила ее налета былой престижности, но пить меньше вряд ли, стали. Но есть и современные особенности, например, прежде смесь пива с водкой называлась«ерш» и употреблялась уже на «финише»; ныне этот «коктейль» на основе пива носит арифметическое обозначение – 4, 5, 6 и т. д., и употребляется на «старте» алкоголизации.

ЭТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ:

Что такое абсент?

Ярко-зеленый напиток на основе полыни крепостью в 70 градусов.

Запрещен везде, кроме Чехии и Франции. При активном употреблении серьезно воздействует на человеческую психику, плоть до появления галлюцинаций.

Если в каком-либо баре вы увидите бутылку «Абсента», то знайте, что это грубейшее нарушение, за которое бар лишат лицензии не только на продажу спиртного, но и на право торговли (т.е. закрытие «общепитовской точки»).

Как правило, если человек начинает систематически «употреблять» примерно в 25 лет, то перспектива стать алкоголиком или алкоголичкой в 40-45 лет – вполне реальная. Однако, в действительности, все совершается гораздо быстрее и человек спивается всего за несколько лет. Этому способствуют изобилие суррогатов, пивных «коктейлей», всяческих «джин-тоников» и вечные разговоры о нужности «расслабиться». Причем, обычно «расслабиться» рвутся именно те, кто особо и не утруждает себя каким-либо делом.

Суррогаты и фальсифицированная хмельная «продукция» опасна, кроме прочего, еще и тем, что слово «спирт» для многих, собственно, и означает – спирт. Тем не менее, из всего длинного списка спиртов, пищевым является лишь один – этанол (этиловый спирт).

Бодяжники при фальсификации алкоголя могут по неведению перепутать этанол, например, с метанолом (метиловый или древесный спирт), но последствия ужасны. При приеме внутрь 5-10 мл (!) метанола гибнет зрительный нерв, что порождает необратимую слепоту, а 30 мл могут привести к летальному исходу. Стоит ли рисковать, покупая водку либо нереально дешевую, либо с рук?

Самогонщики, убежденные, что, перегоняя брагу при температуре не выше 78-80˚ С (t кипения эталона – 78,3˚С), получают спирт натуральный, особо чистый, глубоко заблуждаются. Экзотические способы очистки от сивушных масел: сквозь фильтры для воды, активированный уголь, легендарная двойная перегонка, возможно, сделает «продукт» более прозрачным, но чистым – никогда. Невозможно в бытовых условиях выделить этанол из самогонного пойла, хотя бы близкого к требуемому стандарту. Алкогольный напиток из этилового спирта (40-56 объемных процентов) и воды, то, что мы сейчас называем – водкой, разработал великий химик Д.И. Менделеев, и никак не на основе самогона. На основе самогона массово производилась крайне низкого качества «смирновская водка».


ХМЕЛЬНОЙ ОБМАН СМИРНОВЫХ

Среди числа рекламных трюков, которые используют изготовители «смирновской» водки, – это обозначение на этикетках года основания фирмы как 1818-й. Однако в это время отец П.А. Смирнова не имел еще фамилии Смирнов, так как был крепостным, а сам Петр еще не родился, а его фирма была основана лишь через 46 лет после обозначенного на этикетке срока.

Фирмы семьи Смирновых возникли сразу после отмены крепостного права, когда в 1862 году правительство разрешило частное производство водки.

Именно тогда Иван Алексеевич Смирнов и племянник Петр основали в Москве независимые друг от друга водочные производства. Иван купил в 1863 году маленький водочный заводик на Берсеневской набережной, а Петр, получил в наследство от отца Арсения небольшой винно-водочный погребок на Пятницкой, у Чугунного моста. В 1864 году он превратил его в водочный магазин собственной продукции и расширил небольшой водочный заводик при магазине. Все это было оформлено получением патента купца 3-й гильдии.

Таким образом, фактическим началом деятельности обеих фирм Смирновых был 1864/65 годы, ибо только с этих пор они начали производить «свою», смирновскую водку, а не торговать перекупленной по дешевке чужой.

Иван и Петр Смирновы выступили на алкогольном рынке, как непримиримые конкуренты. В этой конкурентной борьбе главным козырем было снижение себестоимости своей продукции, а, следовательно, ухудшение качества водки. Особенно не стеснялся в отношении фальсификации водки Иван Смирнов. Но и Петр, имея собственный завод и собственную систему распространения водки, не отставал от дядюшки – прибыль была важнее всего.

Однако Петр действовал более успешно: совсем бросовое «вино» он голословно назвал «народным» и дешево продавал его опустившемуся московскому люду. Так сомнительная слава о смирновской водке стала распространяться в низах, где ее покупали значительно чаще, чем более дорогие и высококачественные сорта других фирм.

Петр оказался более расторопным и беспринципным торговцев и, получив в 1886 году патент купца 1-й гильдии, который формально, со времен Петра I, считался как бы утверждаемым царем, он стал писать крупными буквами в рекламе и на этикетках, что его фирма («Товарищество») «высочайше утверждена».

В 1896 году его фирма стала поставщиком двора великого князя Сергея Александровича, дяди царя Николая II, и оставалась в этом качестве до 1905 года. Петр Смирнов повсюду подчеркивал, что он «поставщик императорского двора», разумеется, не уточняя какого именно.

Однако в том же 1896 году правительственная комиссия, на основании многочисленных жалоб, потребовала данные о смирновском водочном производстве.

В результате проверки все номера (в то время водки обозначались номерами) «смирновских водок», получили низкие оценки. В 1900 году был опубликован сводный анализ казенной водки и водок фирм обоих Смирновых – Ивана и Петра. В 1903 году этот анализ был сделан достоянием международных торговых организаций, будучи выставлен в Париже на выставке. Тем самым правительство России указывала уже и иностранным торговым партнерам, что «смирновская водка» ко Двору Его Величества не поставлялась и не поставляется, и что это не образец русской водки. Традиционно эталоном водок по качеству и степени очистки, считалась казенная водка государственных заводов – т.н. «монополька», которую и потребляли все русские императоры.

При любых испытаниях, в любой стране мира за период с 1892 по 1991 год (т.е. в течение 100 лет!), качество «смирновских» водок (П. Смирнова и И. Смирнова) оценивали как крайне низкое.

При лабораторных исследованиях выявляли чрезвычайно серьезные недостатки смирновских водок, причем выявляли их такие крупные ученые-химики, как Д.И. Менделеев, проф. Н. Тавилдаров, проф. М.Г. Кучеров, проф. А.А. Вериго, и старший лаборант ЦХЛ Министерства финансов доктор химических наук В.Ю. Кржижановский.

Менделеев особенно обращал внимание на то, что все «столовые вина» Смирновых имеют худшее качество не только по сравнению с государственной (казенной), химически очищенной водкой, но даже с водками других частных фирм. Так, водка фирмы «Долгов и К°» содержала ничтожные количества альдегидов, не превышавшие 0,0025%, и была совершенно свободна от примеси сивушных масел.

«Совсем иной характер имеет «очищенное» вино И. Смирнова, – писал в своем заключении правительственный эксперт В.Ю. Кржижановский в 1906 году. – Содержащиеся в нем количества сивушных масел, альдегидов, соответственно равные 0,122% и 0,0075% (считая на 40°) или 0,305% и 0,0188% (считая на 100°), указывают на то, что для изготовления этой водки применялся не только сырой спирт, но еще и с примесью ректификационных отбросов, богатых сивушными маслами».

Эти данные говорят сами за себя и служат также хорошей иллюстрацией того, что пил наш народ до введения казенной продажи «питей» (т.е. до введения государственной монополии на водку в 1894-1902 гг.).

Но кроме альдегидов и сивушных масел, на которые в основном была в то время установлена проверка качества водок, продукция фирм Смирновых из-за их плохого качества была подвергнута более подробной химической проверке. В результате во всех номерах смирновских водок (№№ 21, 31, 40, 32) были найдены азотная кислота, аммиак, азот амидных соединений и, кроме того, все без исключения образцы водок И. Смирнова и П. Смирнова отличались большим накоплением солей (от 439 до 832 мг на литр водки). Наконец, у водок Петра Смирнова было обнаружено значительное количество эфиров (у № 21 — 17,3 мг на 1 литр, у № 31 – 41,81 мг, у № 40 – 60,72 мг, у № 20 – 77,96 мг, а у № 32 даже 89,4 мг!).

Исследования ЦХЛ показали, что спирт, который изготовители именовали на этикетках «ректификатом», не удовлетворял в действительности даже самым снисходительным требованиям, какие предъявляются к действительно ректифицированному спирту не только высшего, но даже и 1-го сорта.

Петербургская ЦХЛ нашла, что 64,7% исследовавшихся в лаборатории водок частных фирм изготовлены были из спирта, не выдерживавшего испытания на чистоту серной кислотой («Труды Технического комитета», т. XIV, 101). Это означало, что такой спирт содержал даже метил!

Неудивительно, что водки фирм И. и П. Смирновых были вытеснены из Поволжского и других районов водками фирм Долгова, Александрова, которые столь явных пороков не имели, хотя также не отвечали государственным стандартам качества. «Народное вино», о котором так много говорили Смирновы, в действительности удовлетворяло лишь самые неприхотливые «вкусы» таких потребителей, как обитателей Хитрова рынка. Но даже и наивысшие марки смирновских водок вытеснялись более добротными марками других фирм.

После проверок фирма П.А. Смирнова решила сделать вид, что она учла сделанные ей замечания, и указала в перечне поданных сведений о своей водке, что она увеличивает число фильтрации, доводя в случае необходимости даже до 3,4 и 5! Однако ЦХЛ, взяв пробы такого «улучшенного» вина, отметила чрезмерное накопление в водке поташа (соответственно по 282,6 мг на 1 литр у № 20, 499 мг у № 32 и 193 мг у № 40), что губительно, в первую очередь, для сердечнососудистой системы.

Смирновские же «умельцы» использовали поташ для усиления «питкости» водки, придания ей искусственной мягкости и для того, чтобы просто «забить» сивушный запах.

Самым удивительным фактом было то, что ни Иван, ни Петр, ни их потомки сами не являлись производителями спирта-сырца, а по дешевке скупали его у мелких самогонщиков, т.е. пользовались дешевым сырьем заведомо низкого качества.

Так, Иван Смирнов, производивший в год 330 тыс. ведер водки, приобретал спирт-сырец у крестьян Тульской губернии, а также в Ревеле (Эстония), сливая все это в общую массу и производя рассиропку на своем заводе в Москве.

Аналогично поступал и Петр Смирнов, фирма которого выпускала в год объемы водки, более чем в 10 раз превышающие продукцию его дяди, а именно 3.400.000 ведер в год. Он закупал спирт в Тамбовской губернии с заводов графа Ферзена и в Эстонии с заводов барона Розена. В обоих случаях, особенно в Эстонии, это был не зерновой спирт, а картофельный. И хотя уровень очистки там был несколько выше, чем «крестьянский» спирт Тульской губернии, но само сырье предполагало получение водки крайне низкого качества.

Как неопровержимо доказал Д.И. Менделеев и другие химики – картофельный этиловый спирт вызывает агрессивность, ведет к непредсказуемым и неконтролируемым действиям потребителя, в то время как зерновой и особенно ржаной спирт вызывает лишь сонливость и временное оглупление, чаще всего добродушно-покладистое.

Вот почему, группа Менделеева, занимавшаяся всеми проблемами введения в России водочной монополии, добилась от правительства того, чтобы одним из главных принципов проводимой реформы, стала не только концентрация производства водки в руках государства и установление на нее единого для всей страны государственного стандарта качества, но и обязательное устранение искусственных и естественных примесей к этиловому спирту, а само изготовление этого спирта производилось бы исключительно из зерна.

Петр Смирнов закрыл свое производство в России в 1910 году из-за иностранной конкуренции. Фирма П. Смирнова, обосновалась в США, где в 1933 году была продана американской фирме «Хойблайн», а та, в свою очередь, была куплена английской компанией «Гранд Метрополитен», которой ныне и принадлежит «бренд» «Смирнофф».

С тех пор «Смирнофф» существует только как этикетка для приманивания неискушенных и непритязательных потребителей, которые ведутся на заведомо лживый посыл – «Поставщик Двора Его Императорского Величества», каковым на самом деле «смирновская» водка никогда не была.

Ложь, скорее смешная, и в другом – российская «смирновская» позиционировалась, как… «настоящая английская». Ныне, этот низкопробный спиртосодержащий напиток от настоящей английской компании «Гранд Метрополитен», именуется, как «традиционно русский». Что только не придумаешь, дабы сбыть товар третьесортного качества.

ЛЕГКИЙ ВХОД, НО ТРУДНЫЙ ВЫХОД

Строго говоря, алкоголизм не лечится. Все виды терапии сводятся к тому, чтобы купировать похмельный синдром и помочь человеку бросить пить. Ушло в прошлое обязательные постановки на учет у нарколога. Сгинула ЛТПешная «терапия». Стало возможным анонимное лечение. Тем не менее, появились другие проблемы.

Возьмем типичный случай – запой и не слабый. В одно прекрасное время суток, очухавшись, человек приходит к выводу, что надо «выходить». Мысль достойна всяческой поддержки со стороны родных и близких. Но после столь глубокого «штопора» выкарабкиваться желательно, а иногда – и просто необходимо с помощью врача.

Ныне рынок медицинских услуг изобилует предложениями снять абстиненцию, порой всего за час-два. Подобные предложения отбросьте сразу, конечно, если вы не горите желанием после второго-третьего «снятия» – «сесть на иглу» окончательно. Препараты, применяемые для столь мгновенного «вывода» из запоя, медикам известны и находятся в списке «А».

Давно и хорошо себя зарекомендовали так называемые «горячие уколы». Однако в данном тяжелом случае, пациента ожидает капельница в четыре часа. Если больной находится дома, следует быть готовым, что все это время, возле него неотлучно должна находиться медсестра. Причем только та, у которой при слове «внутривенно» не дрожат руки и которая знает, в чем отличие тизерцина от, например, галоперидола.

Перспектива лежать под капельницей не должна страшить: помимо очистки от алкогольной интоксикации, смесь содержит хлористый кальций, весьма полезный для организма «измученного нарзаном».

После успешного выхода из запоя, возможно, возникнет похвальное желание начать трезвую жизнь. Если человек не ощущает в себе достаточной силы воли «завязать»[1], то можно применить химзащиту. Ничего зазорного в этом нет, а сообщать об этом кому-либо, никто не обязан.

Лет 25-30 назад применялся апоморфин и эмитин. После его заменил тетурам. Бражники со стажем помнят, как снимали «зарядку» тетурама: держа в одной руке лимон, а в другой – кружку пива. Для подавления влечения применяется литий. Однако выбор препарата следует делать только с врачом. Но из замкнутого «запойного» круга лишь один выход: держаться, не уступать минутной слабости и гнать «друзей»-пьяниц.

В сущности, выпивка – способ уйти от самого себя и мира у человека, который не в состоянии оценить себя, суметь адаптироваться, и вследствие этого, не может реализоваться в жизни. Выход и спасение в одном: чем-то заняться – работать, играть в теннис или выдумывать perpetuum mobile. И отбросить иллюзии – они опаснее «тяжелого» героина!

ВАЖНОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:

Водка должна обязательно пахнуть. Если не пахнет, значит, запах специально заглушен вкусовыми добавками, и, скорее всего, спирт был не зерновой, а гидролизный. А то – и денатурированный. Зерновой же или картофельный спирт имеют характерные, но разные запахи.

Если вы купили водку в сомнительном месте, проверьте ее на отсутствие метанола: накалите на огне спицу, окуните ее в бутылку с водкой, выньте и понюхайте. Если запаха нет то это этанол.

Ярко-зеленый напиток крепостью 70°, изготовленный на основе полыни и называющийся – «Абсент» в России запрещен. Собственно он запрещен везде, кроме Чехии и Франции. Ныне окончательно выявлено: при систематическом употреблении серьезно разрушает психику, плоть до появления галлюцинаций. Если вы увидите этот напиток в продаже, знайте – никакого сертификата у него быть не может.

СОВЕТ:

Известно, что почти весь усвоенный алкоголь разлагается печенью до токсина, имя которому ацетальдегид. Повышенная концентрация его в организме и вызывает так хорошо известный многим похмельный синдром, вызывая токсические повреждения и нарушения органической структуры печени. Очень хорошо защищает и способствует восстановлению функций печени расторопша, например, шрот расторопши «Здравушка», о котором мы уже говорили в главе о маргаринах.


[1] Прим. редактора: см. книгу Живорада Славинского «ПЭАТ» (“PEAT”) (главы «Антогонистическая мотивация или психологическое обращение» и «Зависимости»).

 

Комментарии (3)

  • Адрес электронной почты не публикуется. Обязательные поля отмечены *