ВИЧ и депопуляция: как создавался миф. Ч2

Пятница, 5 Март, 2010

Начало читайте в части 1

В 1987 я встретил одного старого знакомого, человека называющего себя Эллис Медавой (псевдоним). С тех пор он вышел на пенсию, перестал заниматься своей работой по контракту в качестве консультанта по пропаганде. Тогда же он решил поделиться интересующей меня информацией

Он снабдил меня несколькими номерами телефонов и небольшой стопкой документов, просмотрев которые я понял, что этот человек был искренним и что он действительно работал над проблемой СПИДа, только довольно своеобразно.

Его работа заключалась в том, чтобы формировать мнение журналистов таким образом, чтобы они полностью соглашались с любой официальную теорией касательно ВИЧ/СПИДа. Уже в 1987 году то, чем он занимался, нельзя было назвать тяжелой работой, потому что все было накатано и существовала единая версия, о том, что ВИЧ приводит к СПИДу. Но начинал он практически с нуля в 1982 году , когда в прессе и в медицинской литературе печатались самые разнообразные теории о происхождении иммунодефицита человека. И вот эти-то теории нужно было искоренить и направить прессу в единое официальное русло.

Работу Медавого проверяли «члены Совета по иностранным связям и Британского круглого стола, но делали они это не как официальные представители вышеназванных групп».

В 1983 году, за год до того, как ВИЧ или так называемый человеческий Т -клеточный лимфотропный вирус (HTLV-III) был объявлен единственной причиной смертей от СПИДа, Медавой уже знал, что некий Роберт Галло выступит с «сенсационным» заявлением о таинственном ретровирусе — виновнике смертоносной эпидемии.

Для того, чтобы в теорию поверили все остальные, Медавому нужно было выполнить несколько заданий. Главным из них было то, что журналисты и репортеры должны были быть подготовлены к принятию идеи, что СПИД может возникать в результате заражения вирусом. У него было в арсенале все необходимое, а именно — доступ к экспертам, консультировавшим журналистов по медицинским вопросам.

Сначала в существовании ВИЧ (и всех вытекающих последствий) нужно было убедить этих медицинских экспертов. Им он рассказывал,  что в медицинском истеблишменте якобы ходят слухи о так называемом ретровирусе, вызывающем синдром приобретенного иммунодефицита человека. Потом эксперты запускали эти слухи в  журналистской среде.

Медавой хорошо знал, чего стоили «надежные» источники репортеров и журналистов. Он ведь сам их взращивал годами. Медицинские эксперты доверяли Медавому. Почему бы и нет? Он всегда оказывался прав. Все что он предсказывал, удивительным образом сбывалось.

Когда эксперты передавали «мудрую» информацию своим друзьям журналистам, те с жадностью хватали каждое слово. Так Медавой зарабатывал себе на хлеб.

И не только он, конечно. Были и другие, которые работали над вопросами СПИДа. Боссы Медавого считали СПИД очень важной темой. Темой, которой нужно было обеспечить должное освещение в прессе. Так, чтобы можно было легко создать дымовую завесу планам по депопуляции в Африке, Латинской Америке и Азии.

«Когда мне дали это задание, — рассказывал Мадавой, — я понял, что имел дело с очень важным сегментом информационного поля. Миру должны были открыть «правду» и мир должен был в эту «правду» поверить. Доктора, гражданское население, исследователи, политики — все они должны были проглотить мою пропаганду.»

И что же было главное идеей этой пропаганды? То, что ВИЧ приводит к СПИДу.

Медавой продолжал: «Были некоторые вещи, которые общественности знать было необязательно. Ни в коем случае нельзя было допускать, что СПИД возникает в результате комплекса различных факторов. Это было табу. Медицинские научные издания должны были вообще воздерживаться от исследования этой темы. Единственный вариант, который можно было изучать — это как иммунная система разрушается, вследствие атаки вирусом ВИЧ иммунных клеток организма.

Медавой знал это еще за год, до того как Роберт Галло во всеуслышание объявил о ВИЧ.

Так Медавой стал взращивать информационные семена.

Он начал встречаться с людьми (некоторые из них были врачи, некоторые исследователи) и рассказывать им, что очень скоро найдут вирус, приводящий к развалу иммунной системы. Он говорил им, что был инсайдером в исследовательских институтах, работавших над этой проблемой по всему миру. Он уверял, что эту информацию можно передавать репортерам и журналистам и что таинственный вирус был из класса ретровирусов.

Медавой также поделился с этими людьми — с этими надежными источниками информации для репортеров, — что врач, к которому стоит внимательно прислушиваться и который почти раскрыл причины СПИДа, был Роберт Галло.

Медавой рассказывал мне, что Галло сам не организовал этот гигантский обман. Он всего лишь украл идею ретровируса у Монтанье и выдал за свое. Он был просто плагиатор, человек, отчаянно желавший найти какой-то ретровирус, приводивший к СПИДу, точно так же как перед этим он отчаянно желал найти ретровирус, приводивший к раку. Он понял, что исследование ретровирусов могли бы быть его билетом к славе. Вот он и эксплуатировал как вирусы, так и бюджетные вливания, потоком идущие к нему и его коллегам из Национального института исследований рака.

Галло избрали в качестве «вестника ВИЧ» только потому что, он был готов пойти на что угодно, чтобы в один момент произнести заветное: «Эврика!». Даже если бы он ничего не нашел. Даже если бы у него не было никаких доказательств. (Как я уже писал — к тому времени, к весне 1984 года, когда Галло сообщил миру, что открыл причину СПИДа, он не опубликовал ни одного исследования; он даже не попытался сымитировать доказательство того, что ВИЧ приводит к СПИДу.)

Галло не разочаровал авторов этой аферы. Он должен был доставить товар. И он его доставил.

И, естественно, Медавой был тоже на коне. Все его предсказания сбылись. Все, что он сообщал своим «надежным источникам» свершилось, вся информация, слитая репортерам, оказалась на удивление точной. Все поверили, что СПИД — следствие заражения ретровирусом.

Работа по внедрению лжи была выполнена на ура. Ложь проглотили. Во всем мире. Ну, почти.

Было, конечно, несколько рассерженных ученых, знавших, что Галло никогда не имел никаких научных доказательств своей теории. Но они держали язык за зубами. Потому что тогда, весной 1984 года, все поменялось в одночасье. Государственное финансирование, выделяемое на исследование причины СПИДа, на подтверждение или опровержение теории Галло исчезло. Теперь, все средства почему-то сосредоточились только на том, каким образом ВИЧ приводил к СПИДУ.

Как-то я спросил Мадавого, знал ли он о реальных причинах СПИДа? Он рассмеялся в ответ и сказал, что, конечно, знал, потому что ему нужно было владеть достоверной информацией, чтобы строить свою пропагандистскую стратегию.

«Что же тогда вызывает СПИД?» — спросил я. Он ответил: «Ты сам должен знать, ты же об этом пишешь. СПИД — это понятие, обобщающее ряд причин. Ни одной из них не является ВИЧ. Ни прямо, ни косвенно. СПИД — это просто отключение иммунитета. Это состояние проявляется по разному в разных группах населения и у разных индивидуумов. Вот некоторые факторы, подавляющие иммунную систему: героин, лекарства (например, кортикостероиды), голод, отравленная питьевая вода, токсичные пестициды, паразиты (особенно, если их лечить антибиотиками), сифилис, вакцинация людей, чей иммунитет и так ослаблен, потребление наркотиков в сочетании c гомосексуальными половыми контактами с большим количеством разных партнеров.»

Основной задачей пропагандистской работы Медавого было в частности сокрытие реальных причин смерти на африканском континенте: голода, отравленной питьевой воды, захват сельскохозяйственных земель и прочее. Постепенно все эти очевидные факторы были заменены на новомодное понятие — ВИЧ. Так же постепенно депопуляция в Африке опередила рост населения.

«Зеленые макаки, — объяснял Медавой, — был просто миф, созданный, чтобы связать два понятия — ВИЧ и Африку. Это было сделано для того, чтобы общественность не задавалась вопросами, почему там умирает столько людей и чтобы все думали, что в далекой Африке существуют странные, жуткие болезни. Эта галиматья отлично прижилась в массах. Зеленые макаки никогда не были носителями ВИЧ. Да и какое это имеет значение, потому, что ВИЧ — безобидный вирус. Но вся эта обезьянья теория на самом деле родилась в лаборатории в Бостоне, потому что у подопытных обезьян нашли вирус, подобный ВИЧ, после того как они были им лабораторно заражены. Говоря о происхождении ВИЧ от зеленых макак, мы на самом деле имели в виду тех лабораторных обезьян. Потом мы переделали всю эту историю в смехотворный миф об Африке, такой же достоверный, как и то, что Луна сделана из сыра.»

  • Адрес электронной почты не публикуется. Обязательные поля отмечены *