Лучше одиночество, чем такая семейная жизнь

Суббота, 29 Июнь, 2013

Принято считать, что неприятности и есть удары судьбы. В моей жизни этих ударов было много. В молодости я не особенно задумывалась, для чего они мне посылаются, и покорно их принимала, считая неизбежными. Отплакав, отстрадав, я шла по жизни дальше, а скорее, бежала, взвалив на себя непосильный груз: дом, дети; престарелые родители, невнимание и предательство мужа, работа, огород, болезни. Все стремительно вертелось вокруг меня, закручиваясь в такую упругую спираль, которая, пружинясь, держала меня в постоянном напряжении. Я не задумывалась, куда может отбросить меня эта «пружина».

Лет до 55 я жила для каждодневных неотложных дел, постоянно ставя перед собой все новые грандиозные задачи: получить квартиру, дать детям высшее образование, работать, работать и еще раз работать. Но время шло, и бессмысленность своих беспредельных трудовых подвигов я ощутила очень остро, когда серьезно заболела. В 56 лет мне поставили диагноз — рак. Я прошла курс лечения и осталась один на один с болезнью. Она заставила меня полностью переосмыслить свою жизнь, сделала другим человеком. Я как бы с небес (или со стороны) посмотрела на свою не совcем состоявшуюся жизнь и отметила ряд ошибок, которые совершила.

С детства я была послушным и одаренным ребенком. Училась успешно, любила рукодельничать, хорошо пела, писала стихи. Кротость и покорность характера, мое трудолюбие радовали родителей, мама мною гордилась, но и многое от меня требовала. Ведь она постоянно была на работе, домашние дела лежали на мне. Я с этим справлялась. В школе была комсоргом, и учителя прочили мне успешное будущее. С виду я была неплоха: высокая, стройная, не сказать, чтобы красавица, но выглядеть на уровне могла всегда. В этом мне помогало чувство вкуса и умение шить. После окончания шкалы я поступила в институт культуры и учебу совмещала с должностью председателя профкома института. Какое это было чудесное время!

На четвертом курсе вышла замуж, сделала заговор на рождение ребенка, появилась дочка. Муж был красивый, высокий, работал водителем, но учиться не хотел, так и остался с 8-летним образованием. Знала бы я тогда, что он сломает мне жизнь. Каким-то седьмым чувством я понимала, что он не любит меня —не было ни уважения ко мне, ни бескорыстия, ни страсти. Этот «нарцисс» часто задерживался на работе, иногда приходил под утро. Я плакала, просила его измениться, но подобное повторялось снова и снова. Мы жили у свекрови в небольшом доме. Свекор пил. На что я надеялась ? Не знаю.

Случилось худшее, когда нашей дочери исполнилось 5 лет, муж завел себе любовницу и сказал, что уходит от меня. Я осталась с ребенком у свекрови, к маме вернуться побоялась — не хотела ее расстраивать. Свекровь успокаивала меня и постоянно повторяла: «Вот увидишь, вернется». Ребенка без отца не хотелось оставлять — так мы были воспитаны.«Нарцисс» вскоре действительно вернулся, прощения не просил, объяснять ничего не желал. Помирила нас свекровь. И снова потекли трудовые будни и ночи в слезах от  нехватки любви и ласки.

Спрашивается, зачем я терпела? На что надеялась? Теперь, спустя десятилетия, я понимаю, что это была самая большая моя ошибка — постоянно прощать и, надеяться, что человек изменится, самая большая моя головная боль. Такие не меняются, не перевоспитываются — они спешат жить для себя, да и любить, ценить не умеют — им это не надо. А твоя любовь, как бы она ни была велика, не сможет сработать за двоих. Муж с женой должны быть в одной упряжке, иначе семье не устоять, она развалится. В те далекие годы мне не хватило решительности, надо было найти, в себе силы уйти от такого мужа. Это теперь я знаю, жизнь любит смелых и решительных — им она дарит новые встречи, жизнь их устраивается. Так пролетело восемь семейных лет. Муж держался обособленно от семьи, слияния душ так и не произошло. Он замкнулся в себе. На мой вопросы отвечал, что у него такой характер. Я не подозревала, что его любовные похождения продолжаются. Я смирилась и старалась быть хорошей женой: стирала, крахмалила ему рубашки,  изощрялась в приготовлении блюд, пекла печенье и пирожки, вязала, шила, следила за собой. Жизнь текла своим чередом, а вскоре узнала, что беременна. Я сказала об этом свекрови, и та дала мне совет — рожать! «Ты не думай ни о чем, — говорила она мне, — все так живут, а ребенок укрепит семью, и все наладится». Свекровь я послушала, к тому же муж был не против. Так я родила сына на радость всем.

Мне казалось, жизнь налаживается. Дочь была уже школьницей, новорожденный сын, работа по дому — все это полностью поглотило меня. Хотелось иметь свой угол, и я прилагала все усилия к этому. Наконец через 17 лет я получила квартиру! Дети учились хорошо, но с мужем все было по-прежнему: пил, гулял, грубил. Переехав на новую квартиру, я узнала, что он ничего не умеет делать по дому: ни кран отремонтировать, ни полку повесить, ни розетку заменить. Зато умел лежать на диване, смотреть телевизор, читать книги и разгадывать кроссворды.

И снова я взвалила на себя: ремонт, обучение детей. Чтобы выжить, научилась шить шубы. Несмотря на то, что я была самоучка, клиентов у меня было хоть отбавляй. Шила превосходно. За работу брала дешево, боялась, что поток клиентов уменьшится. Уставала так, что порой казалось силы покидают меня навсегда, но, отдохнув, снова бралась за работу. Ведь она давала возможность сводить концы с концами. Муж не помогал, боялся, что разовьется аллергия на мех. Зато аллергии на женщин он не боялся. До меня дошли слухи, что у него родился внебрачный ребенок. К тому времени он начал устраивать скандалы, оскорблял, унижал, угрожал. Дошел до того, что поделил полки в шифоньере, в холодильнике, денег не давал совсем. Для меня каждый день происходило моральное убийство. Но я выжила. Дети закончили институты. Дочь замужем, двое детей. Работает в школе учителем русского языка и литературы. Я ею горжусь. Сын же пошел по стопам отца. Имея в жизни все: высшее образование, жилье, внешность, здоровье, он вырос ленивым, грубым, инфантильным и злым. Теперь они уже вдвоем с отцом оказывают на меня моральный прессинг, обвиняя во всех грехах.

Жить было трудно. Не дай Бог такое никому. Когда я лежала в онкологии, муж не навещал меня и даже не звонил. За время болезни ни разу не поинтересовался состоянием моего здоровья. Соседка по палате в недоумении сказала: «В  нем нет сердца!» И это было точное определение. Нет сердца, нет души, нет сострадания. От такого мужа надо было бежать. Но я не убежала! Вот основная ошибка всей моей жизни, которая стоила мне здоровья и потери сына.

Я не берусь никого поучать и перевоспитывать. Все уже взрослые и сознательно избрали себе дорогу. А мне необходимо лишь одно — выздороветь и избавиться от иллюзий, что плохая семья лучше, чем никакая. Да, одиночество — это страшно. Но в моем случае лучше одиночество, чем такая семейная жизнь. Неприятности и болезнь закалили меня, сделали сильной. А сильным людям и одиночество под силу. Спасибо вам,  мои неприятности, ведь вы стали для меня трамплином к смелости, умению находить выход из сложных ситуации.

Я уверена, что, претерпев столько неприятностей я за служила Божью милость быть счастливей и здоровой. Знаю, болезнь моя отступит, я еще познаю любовь, сумею подарить улыбку и теплоту своего сердца друзьям и знакомым.
Я еще буду счастливой! Какие мои годы! Ведь мне всего 64. И, наконец-то порвав с прошлым, я заживу для себя, во имя себя — теперь я это смогу, так как прошла суровую школу безумия и невежества.

Прошло более 6 лет после установления мне диагноза, но я живу! Радуюсь жизни, работаю, пишу стихи. Выпустила сборник, готовлю второй. Вот только семьи нет…

 

Людмила П., г. Новосибирск

  • Адрес электронной почты не публикуется. Обязательные поля отмечены *